Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

5 идей, чтобы вырастить детей оптимистами

Если мы хотим, чтобы ребенок по-настоящему расцвел, нашел себя и был счастлив, родительской любви и авторитета недостаточно. Его еще нужно научить оптимизму. Пять уроков, которые помогут укрепить желание взрослеть и веру в жизнь.
вырастить детей оптимистами

Многих детей пугает мир взрослых. Общаясь с психологами по самым разным поводам, они говорят о чувстве бессилия и неуверенности в себе. А их родители охвачены тревогой за будущее своих детей в нашем обществе, переживающем кризис. Но наши эксперты уверены: сегодня именно оптимизм может стать основой воспитания. «Речь идет о способности человека, несмотря на трудности и неопределенность, понимать ценность самой жизни», – говорит детский психолог Галия Нигметжанова. А психоаналитик Ален Браконье (Alain Braconnier) напоминает, что сегодня любви и авторитета детям уже недостаточно. Мы должны поддерживать их вкус к жизни, их желание расти, их надежду.

Передать ребенку оптимистическое восприятие жизни может только близкий человек. Значит ли это – любящий? Не обязательно, поясняет детский психолог. «Это тот, кто готов принять ребенка, не примеряя к нему схем, шаблонов, способный всматриваться в него, искренне ему удивляться: «Вот ты какой!» Тот, кто сам ценит жизнь и поэтому может передать это чувство ребенку». Опираясь на данные позитивной психологии, Ален Браконье утверждает, что родители-пессимисты вполне могут вырастить ребенка-оптимиста. При условии, что они понимают, насколько их пессимизм им мешает, и хотят уберечь ребенка от собственных ограничений. Психоаналитик также подчеркивает, что оптимизм помогает тревожным и ранимым детям вновь обрести вкус к жизни и надежду. Пять воспитательных принципов, предложенных нашими экспертами, требуют от родителей упорства и последовательности, но эти усилия могут изменить жизнь детей, вернут им уверенность, способность улыбаться и не бояться будущего.

1. Поощрять его любопытство

Маленький ребенок жаждет открытий. Все, чего он касается, что пробует, что нюхает, вызывает у него желание отважиться выйти из привычной среды. И наша задача – дать ему свободу экспериментировать. «Поддерживайте его любопытство и любознательность, – подчеркивает Галия Нигметжанова. – Присматривайтесь к тому, что он делает, стараясь понять, что им движет, и присоединяйтесь к его занятиям». Иначе предоставленный самому себе перед лицом загадок, которые ему не по силам разрешить, ребенок постепенно потеряет интерес и начнет сомневаться в себе. Делиться восхищающими нас открытиями, объяснять, отвечать на его вопросы, приобщать его к новым книгам, выставкам, путешествиям – все это может создать у ребенка ощущение, что жизнь готовит ему много удовольствий впереди. Этого достаточно, чтобы с радостью стремиться в будущее.

2. Не драматизировать его ошибки

Открывая мир, ребенок также исследует собственные границы. Когда неудач слишком много, он чувствует себя ни на что не годным и опускает руки при малейшей трудности. «Поэтому взрослым важно осознать страхи (часто не имеющие под собой оснований), которые мы передаем детям, сами того не желая», – предупреждает Ален Браконье. Стоит задуматься: а как я сам обхожусь со своими ошибками? Помогаю ли понять сыну или дочери, что ошибка – это возможность чему-то научиться? «Оценивайте не ребенка, а то, что он сделал, – говорит Галия Нигметжанова. – Разделяйте его старания, усилия (поддерживайте их) и неудачный результат». Если мы доверяем ребенку, умеем быть с ним, не выполняя, однако, задачи вместо него, позволяем самому искать решение, ценим его успехи, мы тем самым повышаем его стойкость и надежду преуспеть в разных начинаниях.

3. Помогать ему мыслить точнее и конкретнее

Один из столпов позитивной психологии Мартин Селигман заинтересовался тем, что может помочь ребенку активно владеть ситуацией, а не пассивно терпеть ее. Он выяснил, что для пессимистической установки характерны две особенности: принимать неудачи на свой счет («Со мной произошло что-то плохое, потому что я плохой») и обобщать («Вот так всегда»). Обе установки приводят к чувству беспомощности. «Не бывает так, чтобы не получалось вообще ничего. Поэтому, когда ребенок терпит неудачу, лучше как можно точнее объяснить ему, что произошло, чего именно ему не хватило», – рассказывает Галия Нигметжанова. Тогда и решения станут для него яснее и очевиднее, причем такие, которые ему доступны и никак не зависят от злого рока.

4. Привить ему вкус к усилиям

Ребенку потребуется много энергии, чтобы завоевать свое место в жизни, осуществить то, что сделает его счастливым. Для этого он должен как можно раньше почувствовать, что усилия окупаются: дают ему новые навыки или улучшают его жизнь. Поэтому не нужно критиковать ребенка за то, что он еще не умеет делать, и сравнивать его с другими детьми, у которых это получается. Когда перед ребенком стоит задача, которая кажется ему невыполнимой, напомните ему об успехах, которых он достиг благодаря своим усилиям (научился ходить, читать, плавать). «Помогайте ему замечать и ценить хорошие моменты, – советует Галия Нигметжанова. – Они станут ему защитой в периоды сложностей, которые неизбежно будут». Почему бы не завести такой ритуал: перед сном вспоминать вместе те моменты, где он смог превзойти себя, где его усилия были вознаграждены, то, чем он может гордиться, приучая его тем самым фокусировать внимание на хорошем.

5. Развивать доверие к миру

Одни дети-пессимисты избегают общения, другие выбирают в друзья тех, кто чувствует себя еще более неуверенно. «То, как ребенок смотрит на себя и на мир, слишком зависит от других людей, способных обогатить его взгляд на мир или обеднить его», – подчеркивает Ален Браконье. «Поэтому, развивая в детях доверие к миру, к людям, – продолжает Галия Нигметжанова, – мы учим их открываться другим, обращаться к ним за помощью, опираться на нее». Когда ребенок вступает в отношения с разными людьми (одни из них его успокаивают, другие стимулируют), он знает, что может рассчитывать на других, и ощущает себя в большей безопасности. Мы поможем ему познавать мир, интересуясь его друзьями, развивая его эмпатию, показывая, как велика ценность дружбы.

(no subject)

3 упражнения для концентрации внимания у детей

10 ИЮЛ0739

Анастасия Халлдин, автор проекта Нealthymama: Как сделать так, чтобы мой ребёнок был более внимательным? Проблемы с концентрацией внимания у детей очень распространены в наше время. Ограничение электронных игрушек и просмотра телевизора при правильном питании помогает детям концентрироваться лучше. Концентрация внимания это жизнь в текущем моменте. Дети умеют это делать: поглядите на тотальное погружение в свои ощущения малыша, который нашёл новый камушек во дворе. Только почему-то когда хочется чтобы ребёнок так же погрузился в прописи или таблицу умножения, внимание уже совсем не то.

Мой старший сын родился с концентрацией дзен-буддиста, поэтому когда его средний брат начал скакать с одного занятия на другое и рассматривать картинки в трёх книжках одновременно, вначале мне захотелось одеть его в смирительную рубаху. Потом я увидела насколько он может быть сосредоточен на вещах, которые его радуют: строительство из кубиков, червяки в огороде, игры с мячом. Я поняла, что нам с ним надо перенести его природную способность «жить этим моментом» во все области его занятий и он сможет так же сосредоточенно выводить слова на бумаге как он осваивает плавание кролем или сбор петрушки в огороде.

Упражнения для улучшения внимания у детей в идеале надо делать как можно регулярнее, тогда будет заметен результат.

Лучше заниматься вместе с детьми, ведь лишнее спокойствие и внимание не повредили пока ни одному родителю. Совместная медитация может стать вашей маленькой семейной традицией, если вы медитируете вместе каждое утро или каждый вечер. Утром ребёнок каждый раз как бы начинает жизнь снова, а вечером ему надо успокоится- поэтому утро и вечер наиболее благоприятны для упражнений на внимание.

В упражнениях на концентрацию внимания для детей, как и в родительстве в целом, процесс важнее чем результат. Дайте ребёнку прочувствовать эти упражнения в своём теле. Давление в стиле: «Сиди тихо и дыши давай!» мешают ребёнку раскрыть свой потенциал. После этих упражнений мой средний сын уже прекрасно сидит и с радостью выполняет задания домашней школы, не пытаясь убежать и поиграть в 10 разных игр одновременно. Упражнения на внимание дают ему инструмент, с помощью которого он сможет бороться со стрессом и печалью: он знает как перевести внимание на то, что происодит здесь и сейчас, вместо того, чтобы страдать о том, что было или беспокоится о том, что будет.

3 упражнения для улучшения внимания у детей:

1. Внимательно дышим.

Сядьте в удобную позу на полу или на стуле. Спина прямая, руки лежат спокойно, глаза прикрыты. Внутренне обратите внимание на своё дыхание. Дышите обычно, глубоко, но следите за каждым вдохом и выдохом. В голову полезут разные мысли (про еду, про игрушки, про работу, про уборку). Отмечайте каждую мысль, но не погружайтесь в неё. «Я думаю об ужине» и всё. Не надо вспоминать рецепт запеканки, надо чувствовать вдох и выдох. Возвращайте внимание к вдохам и выдохам много раз, постоянно. Маленькие дети могут сидеть так минуты три. Дети постарше сидят до 20-и минут.

2. Внимательно едим.

Быстрое запихивание еды в рот с периодическими жалобами про «фу, невкусно» или стремлением быстро съесть и убежать из-за стола к игрушкам принято среди детей. Попробуйте есть, истинно прочувствовав вкус пищи. Положив кусок в рот, закройте глаза и жуйте, мысленно задавая себе вопросы: «Какое чувство вызывает эта еда у меня»? «Вкусно ли мне?» «Как пахнет»? «Пища горькая? Солёная? Кислая? Сладкая»? «Она жёсткая или мягкая, холодная или горячая»? «Что чувствует мой рот? Язык? Пищевод»? Жуйте медленно и осознанно. Это упражнение по приёму пищи помогает лучше жевать. Так же оно помогает мамам на диетах- со всем этими вопросами про еду быстрее насыщаешься.

3. Внимательно действуем.

Такое упражнение подходит активным детям, руки которых всё время в действии. Я учу своих детей стараться делать это упражнение всякий раз перед тем, как им захочется переживать или страдать по какому-то поводу. Сядьте в удобную позу на полу или на стуле. Спина прямая, руки лежат спокойно, глаза прикрыты. Внутренне обратите внимание на своё дыхание. Дышите глубоко. На вдохе, соберите пальцы правой руки в кулак. На выдохе, медленно разгибайте пальцы правой руки, один за одним, считая «1,2,3,4,5» про себя. Каждая цифра соответствует одному разогнутому пальцу. Проделайте то же самое упражнение с левой рукой. Делать это упражнение можно от двух до бесконечного количества раз.

(no subject)

90% наших забот касается того, что никогда не случится, точно посчитала Маргарет Тэтчер. А Жванецкий предложил «Давайте переживать неприятности по мере их поступления», – и это есть самая здоровая и эффективная схема. Ни заранее бояться, ни потом расстраиваться и мысленно возвращаться, а именно так – по мере поступления. Но именно так и не получается.

— Постоянно о чем-то тревожится – вот наше нормальное состояние. При этом, что мы знаем – волнение не помогает, а сильно мешает решать проблемы. Зато мы не знаем, чем вообще займемся, если перестанем психовать и волноваться, верно? Какая-то пустота внутри образуется, куда ее? В этом то и проблема.


Тревоги – это страхи без адреса. Сильней всего они обостряются в сумерки – научный факт. И вот родители парятся из-за детей, девочки- из-за мальчиков, мальчики – из-за денег… Некоторые думают, что так и устроен мир. Ничего подобного. Так устроен только мир невротиков, которые ежеминутно создают ад в своей голове.

— Тревожится без причины либо по причине ничтожной – это и значит быть невротиком. В нашей стране таких большинство.

— Чем от невротиков отличаются психически-здоровые люди? Тем, что они, конечно же тоже нервничают, но испытывают реальные эмоции у которых есть реальные весомые причины – это конкретные события, раздражители во внешнем мире. Невротики же причины своего раздражения непрерывно генерируют в себе.

Для тревожных людей жизнь – это лишь череда проблем, которые надо решить и волнений, которые надо либо заглушить (алкоголем, например), либо реализовать (поистерить по полной) например. Так глядишь, и день прошел.

— Невротику всегда необходима та самая ложка дегтя в любой, самой большой бочке меда. Дискомфорт, фрустрация, гнев, обида – чувства, с которыми им привычно, с ними они всегда как дома. И что характерно, они и сами не умеют радоваться жизни и другим не дают.

— Когда психика заточена под волнение, за поводом дело не станет: недомытая чашка в раковине, не опущенное сидение унитаза, курс доллара, пьяницы в метро… И пошло-поехало с утра. Ведь если у человека есть потребность в постоянных переживаниях, ему необходимо упереться в какой-то негатив, чтобы «успокоиться» и сказать себе: «я же не просто так волнуюсь, я волнуюсь по поводу!». Понимаете, какая подмена? Вы сначала всего боитесь и только потом находите в чем разместить свой страх.

Кстати, многие, при всем желании и возможностях жить за границей, тем не менее, остаются в стране – у нас то тут есть из-за чего понервничать всласть, а в старушке-Европе поводов для волнений не набирается до привычного уровня – и скучно, и грустно и все такое.

— Однажды попытайтесь остановиться и точно у себя выяснить: из-за чего вы нервничаете? Насколько адекватна ваша реакция имеющимся раздражителям? Или вы все-таки невротик и нервничаете не потому, что у ребенка ЕГЭ, в стране кризис, а на работе сокращения, а исключительно потому что не можете не нервничать. Как говорил Зигмунд «Масштаб вашей личности определяется величиной проблемы, которая способна вас вывести из себя». Так каков ваш масштаб?

— Кроме того, у многих в детстве формируется такая устойчивая и вредная для жизни эмоция как жалость к себе. Советую поразмышлять на тему – за что вы себя жалеете сейчас? Есть ли серьезные основания для жалости к себе? Почему вы чувствуете себя ущербно, чувствуете себя жертвой? Или может, все это происходит по инерции? Может лучше попробовать не жалеть себя, а действовать, чтобы устранить причины ваших расстройств?

Если осознаете, что ваша психика постоянно ищет поводы для встряски и жадно бросается на любой повод запаниковать, когда вы поймете как это работает – у вас появится шанс перейти в разряд нормальных людей и вспомнить, что тревоги, волнения, страхи, невротические реакции не позволяют вам развиваться, расти, реализовывать себя – ни в личных отношениях, ни в работе.

— Когда я учился в школе над доской в нашем классе висел плакат с высказыванием Ленина: «Мы пойдем другим путем!» Так мы веками и идем каким-то другим путем, перпендикулярным всему миру. И эта поза, и эта громадная обида на весь мир, который якобы на нас ополчился, и эта агрессия, как следствие обиды – все это факторы, серьезно влияющие на психику целой нации, целой страны. «Будь бдителен – враг не дремлет», «Болтун – находка для шпиона», «А ты сдал нормы ГТО?» Где уже тут расслабиться?

— Истоки тревожности как образа жизни снова и всегда кроются в детстве, в страхах родителей и конечно, в генетике. Наши бабушки, прабабушки и прадедушки, и я подозреваю все это уходит в глубь веков – вынуждены были жить с оглядкой и уж точно никто из них не жил, как ему хочется. Поэтому и для нас такой стиль жизни естественным не является. Но должен же кто-то начать…

(Из лекции Михаила Лабковского «Как перестать нервничать и сделать своих детей счастливыми»)

(no subject)

Кто такие токсичные родители


Юлия Лапина
Клинический психолог

Самый частый вопрос – где почитать о токсичных родителях и понять кто это такие - не со мной ли это случилось. Если набрать в любом поисковике англоязычный запрос “toxic parents” на выдаче будет много статей под заголовком «7 признаков того, что вы выросли в семье токсичных родителей», «3 основные травмы токсичного родителя», «5 видов насилия токсичного родителя» - и все они отлично написаны, можно брать и переводить.

Более того – книга-бестселлер одного из талантливейших терапевтов в этой области Сьюзан Форвард переведена на русский язык [1]. И хотя можно поспорить с переводом названия книги («Вредные родители») – факт остается фактом, можно купить и почитать.

Но мое скромное мнение, что концепция токсичных родителей требует, как минимум объяснения, как максимум – адаптации к нашим реалиям. Просто переводные тексты не совсем бывают понятны. Мягко говоря.

В психологии как, пожалуй, нигде разница менталитетов играет колоссальную роль в восприятии информации.

В 90-е годы, когда стало можно все, даже то, чего лучше бы не надо, к нам хлынули плоды западной психологии, в первую очередь поп-психологии (привет, Карнеги!). Но непривычные плоды сложно перевариваются без необходимых «ферментов». Это не про то, кто лучше или хуже, это про логическую связь поколений.

О, великая сила наследования поведения! Эксперимент «У нас так заведено» - классика социальной психологии [2]. Иногда почему что-то делается никто толком объяснить не может, но так и деды делали и нечего тут порядки менять. Насколько привычное может быть бесчеловечным можно увидеть на примере африканского племени Кара и их ритуала “mingi” [3] – это вера, в то, что ребенок у которого верхние зубы прорезаются раньше нижних - прОклятый. И чтобы эти «нечистые» дети не принесли племени голода, засухи и болезней, их оставляют умирать в кустах или душат, засыпая землю в рот, и они задыхаются. Тысячи детей погибли подобным образом. И примеров подобных «так заведено» - масса. Никакой логики, никакого специального садизма, исключительно традиции, так заведено и «ты же не хочешь разгневать умерших предков».

И может поначалу подобное сравнение прозвучит жестоко, но нечто подобное, можно наблюдать в советах некоторых представителей старшего поколения о «не подходить к новорожденным – поорет и перестанет, а то избалуется».


Хотя вот уже много как лет Джон Боулби рассказал миру о своей теории привязанности и полученных им данных: что маленький ребенок, зовущий криком мать, это не то что не каприз – это его базовая потребность в выживании, это его пан или пропал, это все, что он сейчас умеет [4].

А дальше уже нейропсихологи дополнят его теорию об изменениях в головном мозге у детей, чья базовая привязанность не сформировалась или нарушилась, приобретя форму «вечного невроза» (или тревожной привязанности) – и уже после этого в Европе родителям разрешат находиться в больнице с детьми (в смысле это будет оплачиваться страховкой), тогда будут пересмотрены советы педиатров родителям и уже последним этапом – это станет нормальной внутрисемейной практикой и иные подходы будут вызывать недоумение. То есть это история о том, как наука меняет традиции.

По крайней мере там, куда проникает её свет.

То есть поймите меня правильно, речь не идет о том, что, узнав о теории привязанности, все мамы в этом момент встали в ночи со счастливой улыбкой и радостно помахивая трудами Боулби побежали к ребенку и так каждые 2 часа, нет, но когда у них не будет на это сил – это будет озвучена как проблема, как внутри семьи, так и как проблема государственного масштаба, то есть требующая финансирования, если мать и её близкие не справляются – оплата няни, сиделки, обращение в социальную службу и т.п.


И тут не о том, какие там все хорошие, а какие у нас все отсталые, дело не в этом, дело в том, что Капитал правит миром. И, как ни странно, иногда удачно. Казалось бы, причем здесь деньги? Разве не наоборот, разве это не дополнительные расходы? Сдал всех с 3х месяцев в ясли и к станку?

Не совсем так, если мы живем в 21 веке и конкуренция идет не через количество населения, а через его качество. А качество населения очень коррелирует с его психическим здоровьем и способностью к самореализации – иначе никаких технологических прорывов.

Нельзя больше делать ставку на веру в мать природу и её способность производить гениев – которые появляются вопреки всему, потому что гениальность то еще генетическое приключение. Важно дать творческую свободу достаточно большому количеству людей, чтобы они могли обслуживать системы, созданные гениями.

Леонардо да Винчи могу сколько угодно изобретать все подряд, население в тот период лишь радостно кого-нибудь в очередной раз жгло на костре. А творческая свобода невозможна без внутренней уверенности в себе и опыта безопасной привязанности [5].

Есть и второй важный коммерческий фактор повышенного внимания к детско-родительским отношениям и той же теории привязанности. На Западе уже давно в психологию пришли страховые компании, то есть за психотерапевтическое лечение платит не пациент, а его страховая. А уж они деньги умеют считать. И что выясняется? Депрессия, травматический опыт, расстройства личности и связанные с ним проблемы, зависимости – ужасно дороги в лечении – потому что долго, сложно и требует зачастую участия целой команды высококвалифицированных специалистов.


И тогда значительные финансовые средства были брошены на изучение – как этого не допустить. Генетика, как говорится, генетикой, но может что-то еще?

И конечно же, сегодня накоплено масса доказательств влияния детства и эмоционального (и уж тем более физического) насилия в детстве на развитие мозга и на развитие психических расстройств. На pubmed.com – тысячи подобный исследований.

Например, первые попавшиеся под руку «Toward understanding the impact of trauma on the early developing human brain» («К пониманию влияния травмы на ранее развитие человеческого мозга») и «Long-term consequences of childhood maltreatment: Altered amygdala functional connectivity.» («Долгосрочные последствия плохого обращения в детстве: изменение функциональных связей амигдалы») [6]

Как нетрудно догадаться из названий, без всякой мистики и родовых проклятий, травматичное детство (в том числе в аспекте эмоциональной травмы) меняет структуру мозга, потому что мозг ребенка находится в процессе отстройки самого себя – если ручки ножки растут в утробе матери, то психологические ручки-ножки активно растут примерно до пубертата.


Очень серьезные научные работы, например, «Нейробиологические основы самоубийства» [7] показывают связь травматичного детства и не только нарушений в формировании и работы мозга, но и нарушения в экспрессии ДНК. Опять же никакой мистики. Наша ДНК - это библиотека, конечно, у кого-то изначально книг побольше, и они о природе, у кого-то поменьше, и они о войне, но самый важный фактор – кто их будет читать, то есть какие задачи поставит среда.

То есть ребенок находящийся в травматичной ситуации развивает депрессивное поведение – некий спасительный кокон от мира, который защищает его психику. Цена этого кокона – по инструкции из среды ДНК отстраивает мозг по «депрессивному» типу (потому что у любого нашего поведения есть нейробиологическая основа), тех же серотониновых рецепторов у такого ребенка будет меньше [8], и никакие «возьми себя в руки, тряпка» или «посмотри вон сын Марьи Петровны чего добился, а ты…» не помогут депрессивному мозгу в возрасте лет 20 вот так взять и перестроить свои нейронные пути и отрастить побольше рецепторов (хорошая новость – психотерапия и медикаменты чаще всего помогают, но об этом отдельно).

И именно с подсчетами страховых компаний на рынке психотерапевтических услуг, как поговаривают, связано появление ювенальной юстиции – идеи предотвращения внутрисемейного насилия и мониторинг семейной атмосферы специальными службами. И именно поэтому так не понятен момент «русская мама в Финляндии как рявкнет на ребенка, а за ней пришли» - та самая разница культур и менталитетов – и конечно же, мама не всегда садистка в таких ситуациях. Мы сейчас конечно же не про то, кто лучше или хуже, мы про как исторически сложилось.

Это долгое предисловие к тому, что некоторые стили родительского поведения западное общество в своей массе научилось считать опасным – как у нас не укладывается в голове истории об африканском племени и об удушении детей за зубы, прорезавшиеся не в той последовательности. Не только то, где ребенка лупят до синяков; не только то, где пьяная мама даже не поняла, что кого-то родила; не только то, где «тварь», «гадина», «сволочь», «вся жизнь из-за тебя наперекосяк» и другие эпитеты из того же романа Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом» норма общения ребенка со взрослым.


Но публично признаны, обговорены и осуждены как неприемлемые и более тонкие вещи – токсичное поведение родителей в благополучных на вид семьях. От того это поведение и называют токсичным – оно незаметно, в отличии от прямого насилия, оно как отравленный воздух, как яд, потихоньку добавляемый в еду – день за днем, капля за каплей, прокрадываются в самое сердце и делают его мертвым.
Collapse )


Источники:
[1] Сьюзан Форвард «Вредные родители», например, на Озоне - http://www.ozon.ru/context/detail/id/30272397/

[2] Эксперимент «так у нас заведено» с обезьянами - http://www.factroom.ru/facts/4763
[3] Об этой ужасной традиции статья на сайте NBC - http://www.nbcnews.com/…/breaking-brutal-tradition-young-tr
[4] О теории привязанности через призму российских реалий и бабушкиных советов на русском языке обязательно стоит прочитать Людмилу Петрановскую и её «Тайную опору» - http://www.ozon.ru/context/detail/id/135114701/
[5] Связь теории привязанности и успехов в обучении - http://www.bathspa.ac.uk/…/attachment-and-the-implications-
[6] Первая - https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26892294 и вторая -https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26535945
[7] Epigenetic Effects of Childhood Adversity in the Brain and Suicide Risk - https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK107193/
[8] The Effect of Early Trauma Exposure on Serotonin Type 1B Receptor Expression Revealed by Reduced Selective Radioligand Binding
- https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3244836/
[9] Иначе сложно, но возможно – опыт матери - http://alpha-parenting.ru/2015/08/27/rabota-na-vsyu-zhizn/

Источник

Оригинал взят у labkovskiy в Гвозди бы делать из этих детей

— До 6-7 лет мозг ребенка объективно физиологически не готов воспринимать большие объемы информации. А психика не готова к самим занятиям. Так что не надо нагружать ребенка «ранним развитием» до того, как он пойдет в школу. Вы потеряете деньги, а он — детство.


— Невозможно, не полюбив себя, вырастить ребенка в человека, который будет себя любить. И не может родитель с низкой самооценкой воспитать детей с высокой. Хотя многие очень стараются.


— Во время уроков ребенок обездвижен (или ему положено быть обездвиженным) по 4-6 часов ежедневно. Пусть даже и с перерывами, во время которых детям тоже не дают выплеснуть накопившуюся энергию. («Бегал на перемене!» — пишут в дневник учителя). Даже взрослым сложно быть неподвижными так долго. Давно не пробовали застыть часов на пять-шесть?


Более того, накапливать статическое напряжение вредно, как для физического, так и для психического здоровья. Тем более детского. Так что не ругайте детей, если от напряжения они начинают грызть школьную мебель. И не поддерживайте в этих нападках учителей.


— К сожалению, в наших школах ученики не могут сидеть или лежать на полу во время занятий. Хотя во всем мире, именно в младшей школе — это принято. У нас до сих пор существует сталинский канон, как школьник должен располагаться в пространстве: пол-попы на стуле, спина прямая, спинки стула касаются только лопатки, согнутая в локте левая рука снизу, правая сверху, если хочешь что-то спросить, надо поднять правую руку, согнутую под углом 90 градусов. Жесть. Знаете, что происходит с собакой, если с ней долго не гуляют? У нее едет крыша: ее психика расстраивается. И не на время, а навсегда. Что ж мы от детей-то хотим, которых запирают в классах?



— Если у ребенка нет свободного времени, а родителям кажется, что его жизнь переполнена содержанием — занятиями спортом, музыкой, языками, углубленным изучением некоторых предметов с репетиторами, то первое, что он сделает повзрослев: попробует ничего не делать. И скорее всего, ему это удастся и понравится.


Оставляйте детям по 2 часа свободного времени ежедневно. Времени, когда он либо ничего не делает — по вашему мнению, либо делает что хочет.


— У ваших детей конечно же есть таланты. И непросто прийти к мысли, что эти таланты не обязательно упорно развивать и реализовывать — ЕСЛИ РЕБЕНОК САМ ЭТОГО НЕ ХОЧЕТ. Если он и без развития своих талантов хорошо себя чувствует. Талант должен давать радость, он не для того, чтоб его использовали. Не надо напрягаться, искать педагогов и ждать, «во что это выльется». Чаще всего ни во что не выливается, и в этом нет ничего трагического.


— Когда современный ребенок, привыкший к полнометражным мультфильмам, красочным книгам, компьютерным играм сталкивается с подачей материала в учебниках, ему становится скучно. Это как если вы сейчас начнете смотреть мультфильм 57-го года выпуска: поймете, что хороший, но чего-то не хватает. Так и ребенку в школьных заданиях и книгах не хватает красок, звуков, движения... Словом, ему нелегко подстроить восприятие под этот новый для него формат. И лень тут ни при чем.


— Мамы часто недоумевают: дома ребенок такой хороший, любящий, общительный, добрый, а когда учительница о нем рассказывает — какой-то вождь краснокожих, еще в лучшем случае. Обращаю ваше внимание, что индивидуальная психология и психология поведения в группе существенно разнятся. И когда ребенок попадает в коллектив, совершенно естественно, что он ведет себя не так, как дома, с мамой. И не надо этому удивляться. Если он не проявляет явные признаки агрессии, не наносит побоев другим детям, а просто ведет себя «как-то не так» — это не повод лезть к нему с замечаниями.

Collapse )

(no subject)

Михаил Лабковский: «Любовь связана с потребностью повторить детские переживания. И для многих это страдания»

Ольга Чебыкина: Михаил, здравствуйте.

Михаил Лабковский: Добрый день.

ОЧ: Безумно рада видеть нас в нашей студии и в начале должна сделать признание перед вами и нашими зрителями. Я чувствую, что скоро, несмотря на то, что большую радость мне доставляет с вами беседовать, вынуждена буду отказаться от этих бесед. Знаете, когда, например, у адвоката и подследственного начинаются близкие отношения, симпатия, теряется объективность процесса. Мне кажется, я уже не могу задавать вам объективные, какие-то провокационные вопросы, потому что мы много общаемся, и я прониклась симпатией к вам и к вашей теории. Это признание.

МЛ: Спасибо.

«Любовь — это всегда повторение своих детских эмоций»

ОЧ: Традиционная наша схема. Сначала немного поговорим про тематику вашей очередной лекции — секс, любовь и либидо, а затем вопросы, которые мы собирали от зрителей. Начинать, наверное, нужно с того, что такое любовь.

МЛ: Люди, вообще, странные идеи вкладывают в любовь. Для кого-то любовь – это поступки и действия, для кого-то – какие-то тёплые, нежные отношения, забота, внимание и так далее. Люди все по-разному реализуют свои чувства. Но любовь как эмоция, которую ты к кому-то испытываешь, то, что ты сам чувствуешь, – это абсолютно детское чувство, которое ты испытывал, когда был ребёнком, и которое ты всю жизнь пытаешься воспроизвести. «Искать любовь» — фактически искать вот эти переживания.

ОЧ: Повторить.

МЛ: Повторить, конечно. Возьмём семью благополучную. Там ребёнка целовали в попку, носили на руках, все его обожали – и он всегда ищет только это. Но, как мы догадываемся, так бывает не у всех. Есть дети, которые, будучи маленькими, чувствовали себя брошенными, никому не нужными, покинутыми. Не верили, кстати, что их любят родители. Почему? Они их могли отдать в интернат, отправить в другой город к бабушке, а мать, например, приезжала на Новый год, и ребёнок плакал всегда – он обожал свою маму, но переживал, что она его бросает. Или папа после развода вообще забывал, когда у дочери день рождения, и дочь скучает по папе, но страдает от того, что она папе не нужна. Для неё вот это любовь. Чувствуете, куда я клоню?

ОЧ: Потом она будет искать мужчину, который ей раз в пятилетку будет дарить цветы?

МЛ: Конечно. Глухонемого капитана дальнего плавания. И он вообще не будет дарить цветы. Может, даже бить её будет. Почему? Любовь у ребёнка существует априори, просто с рождения. И эта любовь происходит на фоне действий родителей, которые откладывают у ребёнка психологический отпечаток. Или ребёнок радуется и счастлив, или он страдает, боится, переживает и так далее. Весь этот букет эмоций человек и пытается испытать всю жизнь. Само это чувство – не для всех счастье, для многих это страдание.

У меня была на приёме в консультации женщина, которая сказала просто прямо: «Я не вступаю в отношения с людьми, которые мне нравятся, вообще никогда. Для меня это табу. Если человек мне нравится, я пытаюсь куда-то убежать. При этом я совершенно полноценная женщина, у меня есть отношения, секс и так далее. Но эти мужчины должны ничего во мне не вызывать. Тогда я себя чувствую спокойно». Вот, пожалуйста, она не понимает, откуда у этого ноги растут, а я-то понимаю, что она боится, потому что папа уже что-то сделал в своё время, и сейчас ей безопасно, чтобы ничего такого не было.

ОЧ: Соответственно, отсюда вытекающий вопрос: каким должно быть идеальное детство ребёнка, чтобы он не вырос невротиком и не начал конопатить мозг по каким-то своим внутренним причинам своей второй половинке, чтобы поиск любви увенчался успехом, а не был вечным страданием и мытарством? Идеальное детство – расти в любви?

МЛ: Вы знаете, идеальное детство обеспечат только здоровые психически родители. Вот сейчас нас смотрят и будут смотреть десятки тысяч людей. Они все разные. Среди них есть не только невротики, но и люди, не очень здоровые психически. Как они рассуждают? «Вот, психолог сейчас расскажет, как мы должны себя вести и что мы должны делать, чтобы ребёнок вырос счастливым, и любовь для него была светлое и радостное чувство». Честно – никак. Потому что, если у вас проблемы, то вы ничего сделать с этим не можете. Даже тот, кто, например, агрессивный, и он ребёнка лупит периодически или орёт всё время на него, сейчас смотрит программу и думает: «Психолог правду же говорит. Не надо, наверное, ни орать, ни лупить». Так он не может по-другому. Он же псих. Сейчас он не будет полчаса после передачи, а дальше, чем больше он себя сжимает, тем больше будет агрессии.

Поэтому, отвечаю на ваш вопрос: есть только один способ – починить свою голову. Когда вы разберётесь со своей головой, когда вы изживёте в себе вашу детскую историю про несчастную любовь и станете благополучной мамой, жизнерадостной, которая не живёт и выживает и всё время, в отношения вступает и водит разных мужчин и никак не может определиться, и не агрессивным мачо-отцом, который бегает с ремнём по квартире и пытается «мужика нормального вырастить» (на самом деле там больше шансов, что он гея вырастит, чем нормального мужчину).

Когда эти взрослые люди возьмут себя в руки, пойдут к психологам (а некоторые, кстати, и к психиатрам) и разберутся со своей психикой нездоровой, с этого момента слушать меня дальше не надо.

Не нужны ни психологи, никто – у вас всё будет само получаться, и ребёнок тогда будет расти совершенно нормальным и любить будет здорово. Но большинство родителей считает, что у них всё нормально, а надо что-то с детьми сделать.

Collapse )

(no subject)

Сразу скажу, что не претендую на лавры писателей и философов, то есть людей, которые занимаются поисками смысла жизни профессионально. И не очень-то верю, что его можно обрести рациональным путем. Как и в это вот: «Я прочла «Братьев Карамазовых» и поняла смысл жизни». Я бы вообще не поднимал этот вопрос, если бы ежедневно не сталкивался с ситуациями, когда псевдопотеря смыслов и целей причиняет страдания. И если бы в числе последствий не значились тяжелые депрессии и даже суициды.

Я уверен, что причины и следствия тут поменялись местами. Как мы это традиционно видим? Человек ищет и не находит смысла в жизни, ложится на диван, депрессует, мучается. (У нас в стране пострадать – любимая национальная забава, но сейчас не об этом) На самом деле, у него, конечно же, сначала что-то случается, какой-то сбой – от двойки по экзамену до потери близкого человека, и тогда он переходит к широким обобщениям, уверяется, что он лузер, жизнь – дерьмо и смысла в ней нет никакого… Либо вдруг понимает, что живет совсем не так, как хочет, как планировал. Результат тот же. Или наоборот, осознает, что достиг всех своих целей, а счастья-то нет. Либо… Понимаете, вопросы о смысле бытия возникают не от большого ума и зрелости, а именно потому, что человеку всё как-то не живется. Мешают какие-то установки, комплексы, особенности психики. Здоровые, психически благополучные люди не ставят перед собой ни таких вопросов, ни рациональных целей. И уж тем более не пытаются реализовать их любой ценой. Они наслаждаются эмоциональной стороной жизни! Просто живут.

За смысл отвечает рациональная часть мозга (и нас самих), а за психическое благополучие и счастье – эмоциональная. Если эмоции подавлены или дискредитированы, начинаются умозрительные поиски смыслов, которые рано или поздно заканчиваются разочарованием, кризисом, если не трагедией.

А ружье, которое выстреливает в зрелом возрасте, заряжается опять- таки в детстве. Какие успехи родители с удовольствием фиксируют и поощряют? У мальчиков: хорошую учебу и физическую силу. У девочек: хорошую учебу и физическую красоту. Считается, что можно на этом жизнь построить. И еще много чего прямо с детства завязано на слове «надо».
Что говорят детям, когда они в старших классах? «Ты ДОЛЖЕН хорошо учиться»; «Мы с отцом костьми ляжем, чтоб ты поступил», «Хорошее образование открывает перспективы». Как будто любое образование – хорошее. Как будто оно может что-то гарантировать. Вы знаете, что по статистике люди с «хорошим» образованием чаще всего становятся наемными работниками?

Да, а девочкам в уши часто жужжат, что выходить замуж надо ВОВРЕМЯ, а то потом могут не взять. По моему, нельзя, да и просто опасно внушать детям, что брак – это самое лучшее, что может случиться с ними в жизни. Самое лучшее – это счастье. А счастье – это максимальная личностная реализация: в любви, дружбе, семье, в детях, профессии – во всем, в чем человек талантлив и чего хочет попробовать.

А что на деле? Придумают себе смыслы заранее (впитают с молоком матери), а когда они перестают работать или оказываются ложными, впадают в отчаяние. В такой моментважно понять, что нет никакого абстрактного смысла жизни. Что смысл жизни – в самой жизни. Цель жизни – в том, чтобы получать от нее удовольствие. Жизненный ориентир – самореализация.

Кстати, те самые психически благополучные люди (они среди нас – это не инопланетяне) не ведут с детьми беседы о том, какими людьми те должны вырасти. И не рассказывают, что не обмануть ожидания родителей – их главная задача на ближайшую жизнь.

Иногда неспособность получать от жизни удовольствие и как следствие непрерывные поиски смысла жизни связаны с неразвитостью эмоциональной сферы. Это может быть и наследственной, и приобретенной особенностью психики. Человеку кажется, вот сейчас поменяю работу, или разведусь, или перееду, и наконец- то все будет хорошо. Но внешние перемены происходят, а внутри ему лучше не становится. Потому что счастье очень мало зависит от наружных обстоятельств. Все в нас самих, это правда. Виктор Франкл не то что не сломался, но психологически не изменился в концлагере.

Другой вариант – нестабильная психика. Когда человек мечется, все чего-то ищет и не может остановиться, задержаться на чем-то, обрести покой. (Если стабильная, человеку что-то нравится очень долго). И снова дело не в отсутствии смысла и цели, а в том, что и то, и другое слишком часто меняется.
Происходит бесконечное перебирание работ, жен, квартир, партнеров… А всего- то надо полюбить то, что есть. Себя и свою жизнь. И тогда развитие, рост, положительные перемены происходят естественно и плавно.

Collapse )

12974375_1087545534642582_3751886946531900873_n

(no subject)

Оригинал взят у kuderova в С какого возраста можно заниматься силовыми видами спорта?
Зожник разведывает действительно ли в детском возрасте противопоказаны силовые тренировки, а также разбирается, как можно и нельзя тренироваться детям.

silovie dlya detey

Все мы слышали фразу: «будешь штангой заниматься - не вырастешь». Однако, правда в том, что дети могут тренироваться в силовом стиле и получать от этого пользу. К такому выводу пришли многие авторитетные организации, среди которых Американская академия педиатрии, ACSM, ACE, ISSA и другие.

Силовые тренировки могут быть безопасны и полезны для детей лишь в том случае, если соответствуют возрасту, выполняются с безукоризненной техникой и только под присмотром специалиста.
Collapse )

(no subject)

О ЗАЗЕМЛЕНИИ.

В телесно-ориентированных тренингах - много упражнений, которые оказываются сложными из-за своей… простоты.
Например, любимые «бродилки». Все действие сводится к ходьбе. Сколько раздражения бывает в первый раз! Несколько минут кажутся невероятно долгими — ну, сколько можно заниматься глупостями, когда же будет что-то значительное! Ну, или хоть какой особый подвох раскройте потом! Энергия кипит в голове, все сконцентрировано на планах, рациональности, «взрослости»… И еще труднее ответить на вопрос в общем круге: что я чувствую? Заметьте, не думаю по этому поводу, не считаю, не понимаю или анализирую, а — чувствую.
Лексический запас сокращается, оказывается, что слишком много виртуальных процессов, напряженно идущих в голове. Кто-то не чувствовал ног, рук, вообще половины туловища. То есть, голова знает, что они есть, но живого чувства, что они есть — нет. Вот тут и начинается работа. Простой тестовый вопрос. Что вы предпочтете: знать, что ваш партнер вас любит, потому что он сказал эти слова? Или чувствовать это, даже если это не сказано словами? Человеческие отношения многообразны, в одних полезнее отдать предпочтение логике, рациональности, структуре. В других вы будете состоятельны только в том случае, если руководствуетесь чувством, разрешаете внутренней энергии идти свободным и спонтанным потоком. Великолепно, если переключателем из одного состояния в другое вы управляете сами.

А.Лоуэн великолепно описывает проблему современного человека через потерю «заземленности». Это когда нарушена связь с реальностью, а прежде всего об этой потере кричит наше тело. Чувствовать свое тело - значит иметь контакт с реальностью, распознавать сигналы своего подсознания.

А.Лоуэн:
«… Если какая-то энергетическая система, например, электрическая цепь не заземлена, существует риск, что слишком сильный заряд перегрузит ее и выведет из строя. Подобно этому люди, не укорененные в реальности, могут стать рабами сильных чувств сексуального или другого характера. Для того, чтобы этого избежать, они вынуждены подавлять любые чувства, так как их ужасает мысль, что они могут быть ими побеждены. В противоположность им заземленный человек сможет выдержать сильное возбуждение, которое приведет его к радости и запредельному состоянию.
Мы, человеческие существа, похожи на деревья, один конец которых укоренен в земле, а другой устремлен в небо. Сила стремления вверх зависит от силы нашей корневой системы. У вырванного дерева отмирают листья. Если человек отрывается от корней, его духовность превращается в мертвую абстракцию.
… Когда мы говорим, что человек хорошо заземлен, или что он крепко стоит на земле, это означает, что человек осознает себя и окружающее. Быть заземленным — значит быть связанным с основными реалиями жизни, с телом, сексуальностью, окружающими людьми и т.д. Мы связаны с ними в той же самой степени, что и с землей.
… Известно, что некоторые взрослые люди, несмотря на прожитые годы, не могут стоять на собственных ногах. Речь идет о том, что такие люди зависят от других, стараются на кого-то опереться. Недостаток чувствительности в их ногах приводит к тому, что их контакт с землей — чисто механический. У стола есть ножки для опоры, но мы никогда бы не сказали о нем, что он заземлен. Конечно, в противоположность материальным предметам, люди всегда имеют определенную степень чувствительности в ногах. Однако, у некоторых эти ощущения настолько слабые, что не достигают сознания, так как они не концентрируют внимание на своем теле. Недостаточно просто знать, что наши стопы прикасаются к земле. Необходим энергетический процесс, в котором волна возбуждения движется вниз по телу к ногам и стопам. Чувство заземления возникает в то время, когда волна возбуждения достигает земли, изменяя направление, после чего движется вверх, как если бы земля возвращала силу вверх для того, чтобы поддержать нас. Стоя таким образом, мы можем сознательно поддерживать единство противоположностей.
Когда мы говорим о ком-то, что он "витает в облаках", мы имеем в виду, что большую часть внимания человек уделяет своим мыслям или своим мечтаниям, а не ощущениям в своих стопах. Этот человек знает, куда он идет, но может быть так поглощен мыслями о том, что он будет делать, когда придет к месту назначения, что сам процесс ходьбы становится автоматическим. Так как мы, человеческие существа, мыслим почти все время, за исключением сна, можно подумать, что рассеянность — это естественное состояние. Однако внимание может перемещаться так быстро, что мы можем одновременно осознавать и то, что находится в уме, и то, что происходит в теле.
… Качество заземления человека отражает его внутреннее чувство безопасности. Когда человек хорошо заземлен, он уверенно чувствует себя на ногах и уверен, что имеет почву под ногами. Это зависит не от силы ног, а только от того, насколько мы их ощущаем.
… Чувство безопасности человека определяется его отношениями с матерью в раннем детстве. Позитивные ощущения — опека, поддержка, нежность, одобрение — позволяют телу ребенка находиться в мягком, естественном состоянии. Ребенок ощущает свое тело как источник радости и удовольствия, отождествляется с ним и испытывает единство со своей животной природой. Такой ребенок вырастет хорошо укорененным в реальности человеком, одаренным сильным чувством внутренней безопасности. И наоборот, когда ребенок чувствует недостаток любви и поддержки со стороны матери, его тело становится жестким. Жесткость — естественная реакция тела, как на физический, так и на эмоциональный холод. Равнодушие со стороны матери ослабляет у ребенка чувство безопасности, разрывая его связь с первичной реальностью. Мать — наша личная земля, а Земля - наша общая мать. Любая неуверенность, которую ребенок испытывает в отношениях с матерью, находит отражение в структуре его тела. Ребенок будет подсознательно напрягать диафрагму, сдерживать дыхание и поднимать плечи от страха. Если неуверенность закрепится в структуре тела человека, он попадет в порочный круг, так как будет испытывать неуверенность еще долго после того, как станет независимым от своей матери.
Проблема недостатка чувства безопасности не разрешима, пока человек не осознает, что недостаточно заземлен. Он может верить, что находится в безопасности, потому что получает деньги, имеет семью и положение в обществе. Но, если он не заземлен, он будет страдать от недостатка внутреннего чувства безопасности...

Упражнение.
Во время ходьбы постарайтесь осознанно по чувствовать, как ваши стопы прикасаются к земле при каждом шаге. С этой целью ходите очень медленно, позволяя весу тела переноситься попеременно на каждую из стоп. Расслабьте плечи и обращайте внимание на то, чтобы не сдерживать дыхание и не блокировать коленные суставы.

Ощущаете ли вы снижение центра тяжести своего тела?
Ощущаете ли лучший контакт с землей?
Ощущаете ли вы себя в безопасности, более расслабленным?

Такая манера ходьбы может показаться вначале странной. Если это так, то вы должны осознать, что под давлением современной жизни вы утратили естественную грацию своего тела.
Вначале ходите медленно, чтобы развить чувствительность в ногах и стопах. Когда вы станете лучше чувствовать землю, можете изменять ритм шагов, в зависимости от настроения.
Ощущаете ли вы после этого упражнения лучший контакт со своим телом?
Реже ли вы погружаетесь в свои мысли во время ходьбы?
Чувствуете ли вы себя расслабленнее и сво­боднее?..»

(no subject)

Дайте сыну возможность вырасти мужиком

Все больше женщин говорят о том, что нет нормальных мужиков. Вымерли они как класс. Остались ленивые и слабые, женоподобные и неинтересные представители мужского пола. Я с этим не согласна, я знаю много настоящих мужчин – и в моем мире их очень много. Но все-таки проблема вырождения мужественности есть. Но создаем ее мы сами.



Мы сами создаем слабых мужчин, сами делаем их пассивными. Вы сейчас думаете о своих женских обязанностях? А я вам про то, как мы мальчиков воспитываем. Потому что слабый мужчина начинается с его матери. Тюфяк, слюнтяй, подкаблучник – все это начинается в детстве.


Мамы, которые вытирают сопли даже десятилетним мальчикам. Мамы, которые носят им еду в постель всю жизнь. Мамы, которые оберегают деточек от труда и нагрузок. Мамы, которые не отдают ребенка в спорт, но тащат на танцы. Мамы, которые не допускают отцов к воспитанию мальчишек.  Мамы, которые пытаются наслаждаться своими сыновьями, не давая им быть самостоятельными. Что вы делаете, мамы? Кому вы собираетесь подложить свинью? И кого вы обманываете, что это нестрашно?

Это наша вторая крайность. Мы либо рьяно делаем из мальчиков мужчин с самого рождения и заставляем их получать мужской опыт до пяти лет, когда они еще так малы и ранимы, когда им нужна только любовь, либо до самой старости относимся к сыновьям, как к мальчикам.

Чего вы ждете от своего мужчины? Силы, решительности, ответственности, смелости, стойкости? А чему обучаете своего сына? Договариваться, избегать столкновений, избегать трудностей, быть гибким, всем нравиться?

Как воспитывать мальчиков?

Отношения матери и сына всегда особенные – это особая связь. Теплые чувства матери часто берут верх над разумом – и вот она уже шнурует ему ботиночки, вытирает попу, кормит с ложечки. Даже если сыну уже пять, шесть, семь… Зачем? Ради чего? Если вашему сыну больше пяти лет, вы уже явно делаете что-то не то. «но он же у меня маленький еще», «Ну он же без меня не справится», «Как же я не забочусь о своем малыше»… Это дорога в деградацию для вашего сына. Если вы хотите, чтобы он вырос мужчиной, задумайтесь и остановитесь. Что вы таким образом делаете?

Раньше мальчиков воспитывали отцы. А потом, после войн, когда так много мужчин погибло, женщины не смогли разобраться, что делать с сыном. Самая удобная позиция оказалась в воспитании для себя домашнего вида мужчины. Или даже мужчинки. Вместо «мужик настоящий» получился «мужчинка одомашненный». Мамы всеми силами делали своих сыновей удобными. Им действительно казалось это правильным. Чтобы они приносили мамам удовольствие. И тем самым перепутали все роли. А заодно, по пути и сломали своих мальчиков.

В итоге программа «мужчинки домашнего» такова: делай то, что говорит женщина, не расстраивай ее, не уходи далеко, не лезь никуда, сиди на попе ровно, слушайся, будь удобным. И что в нем остается мужского? Где мужская сила, решительность, смелость, которая всегда оборачивается для его женщины волнениями за него, переживаниями и восторгом встречи победителя? Где его жажда исследования жизни, свершения, трудности, характер? Где его лидерство, где мощь и дикая мужская энергия? Где же все это? И чего тогда мы ждем, выходя замуж за очередное поколение мужчин, воспитанных женщинами?



Если у вас родился сын, это повод измениться вам самой. И изменить представление о воспитании детей. Потому что у вас не просто родился ребенок, у вас родился маленький мужчина.


И вы либо позволите ему стать тем, кто он есть, либо задавите и сломаете его, превратите в что-то вроде женщины, но какое-то странное и корявое, в «мужчинку одомашненного». Вы либо воспитаете мужчину, за которого вам будет благодарна ваша невестка, либо – наоборот, вырастите непонятно кого, с кем потом мучиться придется другой женщине.

Трудности

Мальчик никогда не станет мужчиной, если не будет встречать трудностей. Если вы все делаете за него, если вы не оставляете его наедине с препятствиями. Если не даете ему шанса самому разобраться, научиться. Если ему все само приходит в руки, легко и без напряга. Если в его жизни все случается само, без его участия. Захотел-получил.  Если он не привыкает трудиться. Ослабьте свое желание помочь сыну, мамы! Оставьте его для своих дочерей, которым это нужно (но именно их, почему-то мы и заставляем делать все самостоятельно).

Пусть его мир будет полем битвы. Битвы с носками и шнурками, с грязными тарелками, трудными задачами, сложными боевыми приемами. Где он должен постараться, чтобы победить. Где нужно прикладывать силы, смекалку. Где нужно тренировать решительность.

Отец

Мальчик никогда не станет мужчиной, если рядом с ним нет мужчины. Чему вы можете научить сына? Ну честно. Только тому, как быть женщиной. Вы можете привить ему чуткость, эмпатию, чувствительность… Это неплохо, но делает ли это его мужчиной? Когда он уже является мужчиной, ему можно развить и эмпатию – жена потом спасибо скажет. Но если в нем нет ничего мужского, кроме тела?

Где ему брать пример мужского поведения? Пример, который ему покажет, что его ощущения и желания – нормальны и естественны. Когда дерутся мальчишки, мамы обычно в панике и ужасе. Они будут долго рассказывать сыновьям, что это не нормально. Но папы поймут – и папы смогут донести сыну – это нормально. Главное – причина. Заслуживает ли причина именно такого решения вопроса или можно проще и мягче. Мамы, для мальчиков драться – это нормально. Это мужской способ решения проблем. Драться с обидчиком, захватчиком или препятствием. Мы этому научить сыновей не можем.

Мы не можем понимать душу своих сыновей, потому что мы сами устроены иначе. У них же другие потребности и другие особенности. Мама из сына может вырастить только маленького пажа, который таскает ее королевскую мантию. Потому что это очень удобно – наслаждаться этим миром через своего сына. Мы не сможем разговаривать с ними о том, что для них актуально. Все то, что исцеляет их, нами отвергается, наклеивается ярлык «плохо» и «некультурно». Как они станут мужчинами в этом случае?

Пусть у них будут мужские хобби, занятия, мужские разговоры. Чем больше мужского – тем лучше. Рыбалки, походы, спорт, строительство, приключения, машины, техника, единоборства, боевые искусства, мечи и пистолеты…



Дайте отцам доступ к сыновьям. И дайте сыновьям доступ к их отцам. Дайте им и других мужчин – как можно больше. Дедушки, дяди, братья, учителя, друзья, тренеры. Пусть их мужской мир будет полон мужчинами. Пусть неидеальными, но мужчинами. Способными их понять и направить. Женщина никогда не сможет вырастить из сына мужчину. Только «мужчинку одомашненного». Из благих намерений. Из любви. Но кому от этого будет хуже?


Свобода

Мальчик никогда не станет мужчиной, если у него не будет достаточно свободы. Если он не будет иметь возможность везде залезть, все потрогать. Иногда с риском для жизни и здоровья. Это мужская природа – первооткрывателя, исследователя, героя приключенческого романа. Если ему нужно сидеть на попе ровно, а внутри бурлит жажда исследований – что делать? Чаще всего – убить в себе путешественника, первооткрывателя, ковбоя и всех остальных «опасных» субъектов. Чтобы не волновать маму. Чтобы не расстраивать ее. А потом и жену. Какие горные лыжи? Жена же против. Какие парашюты? Жена этого не вынесет.

Пусть его жизнь будет приключенческим квестом. С большой свободой внутри. Больше активных игр, спорта, рискованных предприятий. Кстати, вам самой туда не нужно. Пусть они все это познают вместе с папой. Полезно обоим.

Это, кстати, и ответ на вопрос: «а что делать, если папа сам – «мужчинка одомашненный? Как он сына чему-то научит?» Как мы с вами исцеляемся через наших дочерей, так же и отцы смогут исцелиться и вырасти, раскрыться через общение с сыновьями. Но их общение должно быть свободным – от женщин в первую очередь. Свободным, полным приключений, впечатлений, нового опыта. Совместного мужского опыта. Не вами придуманного, а ими выбранного (да, папу с сыном отправить вместе на «елку» — не считается).

Collapse )